Секс в райкоме партии


Мне осталось только голову в петлю сунуть… Рыжов усмехнулся. Рыжов оглядел внимательно членов парткомиссии. Подержала ее в руке и отпустила.

Тонечка Трескунова застыла с широко раскрытыми глазами. Тем не менее в глазах немки Рыжов не заметил ни страха, ни злости — одно любопытство… Трудно сказать, что сыграло главную роль в том, что последовало затем. Мне осталось только голову в петлю сунуть… Рыжов усмехнулся.

Опустил руки на колени. Тем не менее в глазах немки Рыжов не заметил ни страха, ни злости — одно любопытство… Трудно сказать, что сыграло главную роль в том, что последовало затем. Надеть и подтянуть порты для солдата-фронтовика — дело плевое, секундное — поддернул пояс, пуговицы застегнул и порядок.

Рыжов, потирая плечо руки, отнятой у него войной, которое ко всему зашиб о стену, не знал хохотать ему или ругаться. Хотя среди ее женских штучек, стринги были явно любимым фасоном. Вошел в свой кабинет.

Секс в райкоме партии

Приезжая в краткосрочные отпуска из оккупированных Германией стран к своей фрау в родной Дойчланд, Курт привозил трофеи материальные и свой новый опыт в вопросах фикенмахен. Автомат в его правой руке свидетельствовал о бдительности, а большая пустая кастрюля в левой — говорила о чисто гастрономических намерениях.

Рыжов с треском развернул колченогий стул спинкой вперед.

Секс в райкоме партии

Встала от меня в одном шаге… Тонечка Трескунова застыла с широко раскрытыми глазами. Эрика оказалась способной ученицей мужа и не менее талантливой учительницей молодого Васи-русачка. Кормить тоже не смогу.

Руссише зольдат кохтопф цурюк гебен. Ну что тут сказать. Дарья Никитична пригласила жильца к столу.

Приезжая в краткосрочные отпуска из оккупированных Германией стран к своей фрау в родной Дойчланд, Курт привозил трофеи материальные и свой новый опыт в вопросах фикенмахен. Поначалу я собирался запираться. Вошел в свой кабинет. Василию Васильевичу предложили занять должность начальника районного узла связи, и он предложение принял.

Да, товарищи, я виноват. Старший патруля — майор с желто-пшеничными усами — смотрел на Рыжова строго, на фрау проницательно. Банька была готова через час.

И я увидел ее грудь…. Бюстгальтера на ней не было. Тонечка Трескунова застыла с широко раскрытыми глазами. Глядишь, умотал какой-нибудь Фриц из своего раздолбанного полка и теперь отсиживается под юбкой своей либер фрау. Бесценный опыт общения с женским полом боевой лейтенант приобрел в конце войны, когда Советская Армия победоносно шагала по землям Великой Германии.

Фрау Эрика уже после второго прихода русского лейтенанта к ней за кастрюлей заставила его отказаться от однообразия в производстве фикен и превратить колхозную примитивную лесопилку в европейский дансинг.

Она вошла, плотно закрыла за собой дверь и повернула ключ в замке… Теперь в комнате заседаний воцарилась полнейшая тишина.

Но теперь я понял — она погрязла в болоте разврата, и ее надо спасать. Любитель женской ласки основоположник марксизма Фридрих Энгельс наверняка вылетел бы из Коммунистической партии Советского Союза, как пробка из бутылки шампанского: Верка, не входя в дом, распрощалась с хозяйкой и ушла.

До дома Рубашкина… Контора отделения связи располагалась на втором этаже. Сквозь окна, промытые до блеска, внутрь падали золотистые лучи солнца. Может, скажешь, в чем дело? Из сослуживцев Рыжов сразу выделил молодую энергичную комсомолку Тонечку Трескунову.

А я все приберу сама. И Рыжов, не искушенный в хитросплетениях служебных интриг, сразу даже не понял всей сложности внутренних противоречий в коллективе.

Услыхав шаги, она быстро обернулась. А та, не давая ему пощады, требовала ежедневной ласки. Я молчал, терпел, понимая, что не имею права теперь даже оттолкнуть его руку.

Тот отлетел к стенке, ударился о нее боком. Одну пуговичку за другой. Рабочий день уже окончился, и на почте было тихо. Мне осталось только голову в петлю сунуть… Рыжов усмехнулся.

Без начальника коллективу трудно. Кормить тоже не смогу. Эту странную игру он вёл, проверяя мою покорность ему. Черный бездонный зрачок огромного дула смотрел на нее в упор. Она посмотрела на него глазами, полными слез. Кислюк явно желала представить себе происходившее в самых малейших подробностях.

Мораль надо блюсти, чтобы не возникало в обществе разговоров о непотребном облике коммуниста-руководителя.

Столько времени прошло с той поры, казалось прошлое быльем поросло: И вдруг дверь открылась. Жена Василия Васильевича умерла пять лет назад, но старик хранил память о ней и, если вспоминал, то называл ее Тонечкой….



Парень сосет огромны член
Видео реального секса девочки онлайн
Интимные сексуальные сюрпризы своему мч
Секс сдевствиницей апонками
Чайковский гомосексуальные партнёры
Читать далее...